укр.укр.
04:41
15 декабря

Мы живем по
киевскому времени

 
Главная / Пресс-центр / Legal Style / Юлия Курило: женщина в юридической профессии, и юридическая профессия в жизни женщины
Пресс-центр

Новости
Календарь событий
Публикации
Обозрение рынка
Legal Style
Конкурс
Юлия Курило: женщина в юридической профессии, и юридическая профессия в жизни женщины

Юлия Курило: женщина в юридической профессии, и юридическая профессия в жизни женщины

Дата  25-января-2010 10:55
Юлия Курило: женщина в юридической профессии, и  юридическая профессия в жизни женщины
Reuters не так давно опубликовал исследование группы экономистов из университета Клемсона (Южная Каролина), осуществленное под руководством американского экономиста Бентли Коффи. В исследовании рассматривалась взаимосвязь между профессиональными достижениями и именем, которое носит женщина-юрист. Оказалось, что у женщин с именем Кэмерон в три раза больше шансов стать судьей, чем у Сью, а у женщин с именем Брюс – в пять раз больше. “Юристы, клиенты, начальство, профессора, законодатели чувствуют себя лучше рядом с женщиной с именем Джордж, а не Барбара» – подводит итог автор исследования.

В славянских странах женщинам не принято давать мужские имена, однако аналогичное исследование можно было бы провести в отношении имен, произошедших от мужских:  Александра, Евгения, Антонина, Валентина, Ольга, Виктория и пр.


Несмотря на то, что традиционно среди выпускников украинских юридических факультетов, девушки преобладают, в ТОП-менеджменте современных юридических фирм женщин сравнительно меньше,  чем мужчин. К примеру, Газета Дело в 2009 году среди двадцатки лучших менеджеров юридических компаний Украины назвала только двух женщин, имена которых Татьяна и Маргарита.


О месте женщины в юридической профессии, и о месте юридической профессии в жизни женщины Pravotoday in UA побеседовал с обладательницей очень женственного имени,  директором  юридической компании «ЮСТ Украина» Юлией Курило*.

Pravotoday: Юлия, верите ли Вы в силу имени и считаете ли закономерной для Украины тенденцию, которую вывел американский экономист?

Юлия Курило:  Украинский юридический бизнес не имеет такой длительной истории как американский, поэтому закономерности какие-то искать пока что рано. Просто нет еще достаточно материала для анализа. Могу, лишь, в этом смысле поделится мыслями «человека из лодки». Я, лично, не вижу закономерности между именем женщины и ее позицией в иерархии юридической фирмы, равно, как мне кажется, клиенту совсем не важно как зовут его адвоката-женщину: Александра, Евгения, или Любовь. Клиенту хочется понимать, что деловые и профессиональные качества юриста находятся на должном уровне, позволяющем решить поставленную задачу. Думаю, именно профессионализм – залог успешного построения отношений с клиентом.

Современная ситуация, связанная с тем, что в юридическом бизнесе руководителей-женщин меньше чем руководителей мужчин, в целом адекватна соответствующему соотношению в других сферах экономики в Украине. Украинские женщины традиционно менее амбициозны, в плане карьеры, чем мужчины. У нас еще сильны предрассудки, связывающие женщину с бессменной ролью хранительницы домашнего очага, матерью, чья возможная беременность, роды и материнство будут «непреодолимым препятствием» на пути успешного развития карьеры и бизнеса.

А если вернуться к вопросу об имени, хочу отметить, что благодаря моей тезке – Премьер-Министру Украины, так или иначе имя Юлия Владимировна, вызывая положительные или отрицательные эмоции у собеседников, привлекает ко мне внимание людей, что с точки зрения моего собственного продвижения меня вполне устраивает. Для своей же дочери я выбрала имя очень женственное и благозвучное. Естественно, я интересовалась, что оно означает, какового его происхождение и какие характерные черты присущи женщинам с подобным именем. И хоть я не верю, что имя предопределяет судьбу, тем не менее, надеюсь, моя дочка будет довольна родительским выбором. 
      
Pravotoday: Первое судебное заседание Екатерины Флейшиц, первой женщины-адвоката в истории России, сорвалось из-за того, что прокурор, не признав возможности участия женщины в процессе, покинул зал суда. Сегодня все кардинально изменилось. Однако случалось ли Вам сталкиваться с явным различием в отношении к женщине и мужчине-юристу?

Юлия Курило: К сожалению, приходится сталкиваться с предубеждением, как в среде коллег, так и в среде клиентов. К примеру, директор предприятия, принадлежащего моим клиентам, очень скептичен по отношению к женщинам, «не домохозяйкам». Это проявляется в недоверии к любой рекомендации или консультации юридического характера, которые от меня исходят. И хотя его критичность зачастую на грани элементарного упрямства, мысль о том, что в юриспруденции он точно разбирается лучше меня, стабильно и непоколебимо осела в его уже седой голове.

Недавно, выступая защитником по уголовному делу, я столкнулась с тем, что следователь, которому не понравилась моя активная жизненная позиция, в моем присутствии предлагал клиентке сменить адвоката, утверждая, что женщина, тем более не имеющая опыта работы в милиции, с таким уголовным делом не справится. Кстати сказать, уголовное дело уже прекращено.

Очень многие мои коллеги мужчины при подборе персонала в юридическую фирму отдают предпочтение мужчинам-юристам. И подход здесь исключительно сексистский. Очень многие по старинке считают, что для юридической фирмы плохо, когда женщины-юристы уходят в декрет, а семья становится для них приоритетом. Есть также мнение, что клиенту – руководителю (собственнику солидной фирмы) комфортнее общаться с мужчиной-юристом.

В реалиях современной Украины, предубеждение по отношению к женщине-юристу, женщине-руководителю, скорее нужно рассматривать как исключение из правил, нежели как какое-то правило. По-моему, сексистские настроения (предубеждения) характерны для людей, страдающих от неуверенности в себе, и таким людям остается только посочувствовать. В нашем коллективе равное количество юристов женщин и мужчин, и  гендерные проблемы отсекались на этапе собеседования и предварительного психологического тестирования.   

Pravotoday: Кто среди женщин-юристов является для Вас авторитетом? И почему?

Юлия Курило: Как это не банально звучит, но, прежде всего авторитетом для меня является моя мама – судья апелляционного суда. Я не устаю восхищаться ее профессионализмом, выдержкой, стойкостью, в сочетании с женственностью, и глубокой преданностью своей семье. 20 лет в апелляционном суде – не шутка, это колоссальный опыт, и большая ответственность. Среди своих авторитетов могу еще назвать своего преподавателя по гражданскому праву – Янкову Е.С., свою коллегу – адвоката Бачурскую О.З., члена ЦИК Астахову Т.В.  
 
Pravotoday: Что для женщины значит - быть «у руля» серьезной юридической компании?

Юлия Курило: Я думаю, что перед руководителем-женщиной поставлена та же задача, что и перед мужчиной: поддерживать отношения с существующими клиентами, развивать свой бизнес, привлекая новых клиентов. Планировать работу коллектива, распределять обязанности между сотрудниками, контролировать качество их работы, заниматься бюджетированием, обеспечением жизнедеятельности офисов. По сути, и клиенты, и сотрудники ждут от своего руководителя высокого профессионализма, отзывчивости, способности быть наставником и вдохновителем.

В целом, когда становишься руководителем коллектива, приходится менять свой образ жизни. Возникает необходимость получать дополнительные знания: в области менеджмента, маркетинга и других сфер, мало связанных с профессией юриста. Работа руководителя требует перестроить свое мышление: сиюминутные потребности отходят на второй план, перестраиваешься на стратегическое планирование, думаешь и работаешь на перспективу. Обратная сторона этой медали – меньше свободного времени, меньше непосредственной юридической работы, при этом нужно умудрятся оставаться в форме, поскольку «продать» клиенту юридическую услугу, не представляя о чем говоришь, практически невозможно.

И еще руководитель юридический фирмы - это психолог, как для своих сотрудников, так и для клиентов. Угадать настроение клиента, его эмоциональное состояние, и вовремя выступить с предложением воспользоваться юридической услугой – задача не из легких. Приходится осваивать и эту «смежную специальность» на ходу.

Pravotoday: Почему Вы выбрали юридическую специальность и что предопределило Вашу карьеру в юридическом бизнесе?

Юлия Курило: Не могу однозначно утверждать, что выбор моей профессии был предопределен с детства. Когда я училась в школе, я мечтала о работе учителя английского языка, тем более, что у меня к нему способности. Потом мне очень хотелось быть врачом, и, конечно же, артисткой или, на худой конец, диктором на телевидении. Стоит отметить, что время моей профессиональной ориентации пришлось на разгар экономического кризиса в СССР конца 80-х начала 90-х годов. Многообразием гуманитарных специальностей наши Вузы в то время не отличались. Как-то само собой получилось, что вступительные экзамены на специальность "правоведение" нашего государственного университета совпадали с теми предметами, в которых я делала успехи, и ориентировалась: история, украинский язык и английский язык. Так и случилось, что в 10-й и 11-й классы я шла, выбрав специальность, и специальность эта была юридическая.

Учебный план в моем родном Вузе предполагал много практики – работы по специальности. Я очень хотела работать и со 2-го курса начала работать во второй половине дня после занятий. После учебы в иностранном Вузе, в надежде найти работу, где я смогу применять иностранный язык, я трудоустроилась в юридический отдел одного банка, где занималась переводами юридических текстов с английского на русский и наоборот. А потом, мне предложили вакантную должность юриста в юридическом отделе крупной страховой компании. Зарплата была весьма конкурентной, и перспективы тоже. Времени освоиться у меня не было. В первый рабочий день в 9.00 мне вручили папку с делом и отправили в судебное заседание в (тогда еще) Арбитражный суд. Когда я с трясущимися от волнения руками пришла в первый своей жизни судебный процесс, добрейший судья озадаченно уточнил у меня: «Так я у Вас первый?» Скажу откровенно, именно этот незадачливый вопрос заставил меня запомнить мой первый судебный процесс на всю жизнь! Да, все тогда было впервые, и первый адвокат – процессуальный противник, очень милый молодой человек и первое мировое соглашение. Я абсолютно отчетливо помню свое первое дело, во многих подробностях, как будто это было вчера. Подумать только, ведь с тех пор прошло почти 14 лет! Потом моя работа превратилась в сплошные судебные процессы. Через некоторое время обстоятельства сложились так, что я стала руководителем того юридического отдела страховой компании, где начала свою работу. Это произошло через полтора или два месяца после моего трудоустройства. Напряжение было ужасным. Фактически у меня не было опыта руководящей работы, да и опыта как такового тоже не было, но в боевых условиях всему учиться пришлось гораздо быстрее.

Я не сразу пришла к мысли о самостоятельном плавании, я видела себя корпоративным юристом в большой международной компании, мне даже пришлось поработать на такую американскую финансовую корпорацию. Однако судьба повернулась так, что мне пришлось уехать из Киева, и единственным достойным занятием для меня стала самостоятельная юридическая практика. Я получила свидетельство адвоката, стала членом коллегии, арендовала рабочее место и начала работать. С годами количество дел у меня увеличивалось, у меня появились помощники. Желание поставить юридическую работу на уровень бизнеса пришло не сразу. Время шло, у меня появлялись и исчезали партнеры, с которым я так или иначе пыталась начать строительство серьезного юридического бизнеса, однако собственных ресурсов для этого мне явно не хватало. Так на моем горизонте появилась российская Юридическая фирма «ЮСТ», мои нынешние партнеры.    

Pravotoday:  «Юст Украина», учрежденная одной из крупнейших фирм Российской Федерации, появилась  на рынке юридических услуг Украины в 2006 году . С какими трудностями пришлось столкнуться Вам при продвижении нового бизнеса в Украине?

Юлия Курило: Трудностей много, да я до сих пор их испытываю. Юридический бизнес весьма насыщен предложениями качественных юридических услуг. Войти на рынок и достойно заявить о себе сложно. Предполагалось, что мы будем работать для российских клиентов ЮСТа, которые имеют множество бизнес-интересов в Украине. В тоже время мы нацеливались и на украинский бизнес. Серьезным шагом на пути продвижения нашей компании на рынке стало сотрудничество с ПР-агентством. Опыт привлечения клиентов у меня был, но он оказался не достаточным. Я училась и учусь у своих российских коллег, я проводила и провожу множество встреч, я ищу контакты, нахожу серьезных клиентов, провожу с ними переговоры, не устаю предлагать наши юридические услуги.

Следуя рекомендациям западных коллег-юристов мы разрабатываем комплексные юридически услуги – так называемые продукты и продвигаем их, помимо традиционного набора юридических услуг. Я пришла к выводу, что продвигать фирму тяжелее, чем продвигать конкретный ее продукт, так родились на свет комплекс профессиональных услуг «Корпоративный секретарь», и «Семья и бизнес».

Безусловным препятствием на пути развития юридического бизнеса является правовой нигилизм как со стороны государственных органов и различных чиновников, так и со стороны граждан. Вера в справедливость и закон отсутствует, поэтому юристов, людей, которые работают с законом, привлекают реже, чем это должно быть. Кроме того, наши люди зачастую не знают своих прав, и не могут ими пользоваться, а о том, чтобы их защитить речь вообще не идет. Поэтому именно правовое бескультурье является весьма существенным тормозом развития юридического бизнеса в Украине.

Финансовый кризис внес свои корректировки в финансовые планы нашей компании. Пользоваться нашими услугами меньше не стали, но вот добиться оплаты выполненной работы становится все труднее. Это особенно касается работы с крупными заказчиками. Неоплата счета по результатам работы по делу, в которое вовлечена была вся команда целыми рабочими днями и даже сверхурочно, - весьма существенная дыра в бюджете.

Еще одна трудность – формирование команды. Очень трудно найти хорошего специалиста, да еще способного как к командной, так и к самостоятельной работе. Желание работодателя разумно балансировать при определении размера вознаграждения за наемный труд часто не совпадает с желанием работника больше зарабатывать. Когда возможности работодателя не безграничны, конфликт интересов неизбежен. Учиться балансировать и одновременно стимулировать развитие и рост сотрудника – очень тяжелая задача, и серьезная трудность, с которой приходится сталкиваться на пути становления юридической фирмы.

А есть еще проблема ценообразования (адекватной оценки стоимости своего труда), проблема технического обеспечения работы офиса, проблема обучения персонала, проблема конкуренции, проблема позиционирования и т.д. Перечень этих проблем можно продолжать бесконечно. Я думаю, подобные трудности становления характерны для любой сферы хозяйствования в высококонкурентной среде.    

Pravotoday: Вы получили хорошее образование, в том числе окончили Кэмбриджскую школу Английского права и права Европейского союза. Чем была вызвана необходимость получить образование в западной юридической школе и что это дало Вам?

Юлия Курило: В деканат нашего факультета от British Council поступило предложение проспонсировать годичное обучение одного студента в Кэмбриджкой школе Английского права и права Европейского союза. Эту стипендию деканат предложил мне. Так что моя учеба не была связана  с необходимостью, а  скорее была поощрением.

Знания, которые я получила в иностранном Вузе, безусловно, расширили мой кругозор. Я стала ориентироваться в основах английского права, мы изучили систему английского правосудия, получили основные знания о контрактном праве, о корпоративном праве, о праве международной защиты интеллектуальной собственности, о праве международной торговли, а также основы права Европейского союза.

Это был замечательный опыт пребывания в другой языковой и культурной среде. Стоит отметить, что в Украине в это время ситуация была достаточно мрачной. И хотя стипендия у меня не отличалась большим размером (едва хватало на еду и учебники), все же я позволила себе окунуться в настоящую студенческую жизнь с вечеринками, весельем, ночными прогулками, и, конечно же, ночными бдениями при подготовке к экзаменам.  Я думаю, учеба за границей в начале-середине 90-х и сейчас воспринимаются по-разному. Скажу однозначно, в результате изменилось мое мироощущение.      

Pravotoday:  Какие черты Вашего характера помогают, а какие, наоборот, мешают Вам в юридической карьере?

Юлия Курило: Думаю, мне однозначно помогают в жизни моя амбициозность, моя энергичность, добродушие, тактичность, умеренная критичность и скепсис, главное конечно – чувство юмора. Мешают мне иногда, мое желание все и всех контролировать, а также моя эмоциональность. Я бы сказала, что, характерная многим женщинам эмоциональность на работе, мне не только мешает, но бывает, что и помогает. Например, мне характерна повышенная ответственность: если я беру в свои руки чью-то проблему, я стараюсь ее разрешить с максимально благоприятными последствиями. Другой стороной медали является то, что, принимая на себя ответственность, я очень переживаю за результат, это большое эмоциональное напряжение. Можно сказать, что проблемы клиента я принимаю близко «к сердцу».

В любом случае, следует сказать, что моя работа - это в основном общение: с клиентами, сотрудниками, судьями и т.д. Главное достоинство юриста – умение излагать свои мысли доходчиво и убедительно. Я постоянно работаю над этим, воспитываю в себе красноречивого оратора.

Pravotoday:  Общество многого ожидает от женщины – не каждой удается находить квинтэссенцию между успешной карьерой, ответственностью за семью, личной жизнью. Многим ли Вам приходится жертвовать на благо карьеры? 

Юлия Курило: Я не буду врать и говорить, что в моей жизни все чудесным образом гармонично. В июне 2008 года у меня родилась дочь, это внесло серьезные коррективы в мою жизнь, которая до этого была всецело замкнута на работе. Я не уходила в декрет (в этом не было необходимости) и в короткий отпуск послеродовой реабилитации я продолжала встречаться с клиентами. Сейчас я раньше прихожу домой, перестала работать дома (исключение - телефонные переговоры), я перестроила свой рабочий график, оптимизировала рабочее время, сократила командировки, передала часть своих управленческих функций сотрудникам. Не скажу, что у меня на 100% все получается, но я очень стараюсь. Меня очень поддерживают мои близкие и мой коллектив, я за это им очень благодарна.

А еще я прониклась глубоким уважением и трепетом к женщинам, которые «работают» мамами и всецело замкнуты на заботу о семье детям и домашнем хозяйстве. Это адский, монотонный труд, без перерывов, отпусков и выходных дней. Я точно знаю, что такой ритм не по мне. В 9.00 ,  передав свою дочь няне, я начинаю совершенно новую жизнь, а вечером с удовольствием возвращаюсь домой и занимаюсь только ребенком. Порой ужасно нанервничаешься на работе, устанешь, голова болит, а пришла домой, поцеловала и обняла дочечку - всю усталость как рукой снимает. Это чувство уюта и всепоглощающей любви накрывает с головой, оно очень приятно.

Pravotoday:  Как Вы отдыхаете и сколько времени позволяете себе потратить на отдых?

Юлия Курило: Если Вы спрашиваете, бывает ли у меня время для себя, да, бывает, но его очень мало. Мой отдых - это спорт, у меня есть персональный тренер и своя программа тренировок, также я занимаюсь йогой – это очень полезно для позвоночника и вообще хорошего самочувствия, рекомендую всем. Мои тренировки встроены в мой рабочий график прочно, и я их не пропускаю. Совсем не много времени у меня остается на книги – непрофессиональную литературу. Изредка хожу в кино и театр. Я очень люблю путешествовать, но пока мои передвижения серьезно ограничены. Летом и осенью мы выбирались семьей на море и в лес. Я очень люблю экскурсионные туры, и жду не дождусь, когда моя дочка будет достаточно взрослой что бы ездить со мной по красивым местам. Как это не прискорбно, но времени пообщаться с друзьями почти не остается. Мы умудряемся встречаться, в основном, за обедом. Вот чего действительно не хватает, так это веселой девичьей компании, когда можно вдоволь посмеяться или за компанию погрустить. Что еще пришлось отложить после рождения дочки, так это занятия английским. Попытки возобновить учебу пока не увенчались успехом – нет времени делать домашние задания. Но я работаю над этим. 

Pravotoday:  Видите ли Вы для себя альтернативу своему нынешнему занятию? Если бы Вам представился шанс заняться чем-то другим, что бы это было?

Юлия Курило: Я с 2001 года пребываю в резерве судей хозяйственного суда. Как альтернатива сегодняшнему положению дел, я вполне могла бы стать судьей Хозяйственного суда, но пока не спешу. Если абстрагироваться от юриспруденции, мне очень нравится туристический бизнес, я бы с удовольствием в него окунулась при случае. Когда я была беременной, мне казалось, что не мешает открыть магазин красивой и удобной одежды и обуви для беременных. То, что продается в магазинах сегодня вряд ли подходит для работающей и/или ведущей активный образ жизни беременной деловой девушки.



Юлия Владимировна Курило - директор юридической компании «ЮСТ Украина», партнер. Окончила Донецкий государственный университет, по специальности правоведение с отличием. В 1996 году получила дипломы Кэмбриджской Школы права Великобритании и права Европейского союза. Участвовала в проектах CEP: курсы Comparative Law, European Union Law. С 1997 года член Молодежного центра международно-правовых исследований, участник конференций и семинаров, проводимых этим центром.  С 2000 года Адвокат Донецкой городской коллегии Адвокатов. Автор публикаций в украинской прессе по правовым проблемам ведения бизнеса.



Разговор вела Наталья Докучаева, ответственный редактор Pravotoday in UA

Комментарии - 0 + добавить комментарий
Если Вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter