укр.укр.
04:38
18 ноября

Мы живем по
киевскому времени

 
Главная / Пресс-центр / Legal Style / Мария Хаминич (Данченко): тот, кто хочет что-то делать, ищет возможности, кто не хочет - причины
Пресс-центр

Новости
Календарь событий
Публикации
Обозрение рынка
Legal Style
Конкурс
Мария Хаминич (Данченко): тот, кто хочет что-то делать, ищет возможности, кто не хочет - причины

Мария Хаминич (Данченко): тот, кто хочет что-то делать, ищет возможности, кто не хочет - причины

Дата  30-мая-2011 09:00
На языке оригинала
рус.
Мария Хаминич (Данченко): тот, кто хочет что-то делать, ищет возможности, кто не хочет - причины
Несмотря на то, что мы регулярно слышим о неудовлетворительном качестве украинского юридического образования, выпускники наших Вузов доказывают обратное на личных примерах. То и дело украинские юристы с нашей, казалось бы, "невыездной" профессией отправляются покорять юридические олимпы разных стран мира. И глядя на тех, кто добивается успеха в чужих юрисдикциях, невольно понимаешь, что дело не в качестве преподавания, а в том, насколько сам человек тянется к знаниям, умеет их накапливать и приумножать будто бы драгоценный капитал. Именно этот капитал в последствии позволит платить по любым счетам.

О том, с чего началась и как складывается юридическая карьера нашей соотечественницы, Марии Хаминич, в Великобритании, читайте в эксклюзивном интервью Pravotoday.


Pravotoday:  Мария,  когда и как Вы остановили свой выбор на профессии юриста?


Мария Хаминич: Лет в 14, думаю. Я была довольно бойкой и постоянно пыталась отстаивать свою позицию, пока папа однажды не обозвал «адвокатом» в шутку. Тогда и задумалась, а лет с пятнадцати уже сознательно готовилась к поступлению именно на юридический факультет национального университета своего города, Днепропетровска. Поступила по конкурсу, другой возможности получить квалификацию в юриспруденции у меня бы не было. Родители-преподаватели бы не смогли оплатить обучение.

Pravotoday:  Когда Вы начали практиковать? Сразу ли знали, что обязательно будете юристом?

Мария Хаминич: Когда я училась, знала, что буду работать юристом, и другие варианты даже в голову не приходили. Как только поступила, разыскала действующую тогда организацию студентов-юристов и записалась туда. Помню, тогдашний руководитель местной организации очень удивился, когда на его вопрос «а на каком вы курсе?» получил ответ «с завтрашнего дня буду на первом!». Во время учебы вела довольно бурную деятельность в этой организации (член УАСП, Украинской ассоциации студентов-правоведов), занималась, как в организации, так и на базе местных центров для молодежи, pro bono. Тогда эта помощь только зарождалась, и было очень интересно ее внедрять – люди не верили, что за консультации с них не будут брать оплату, ведь о юристах сложилось совсем иное мнение! Стажировалась в небольшой юридической фирме с третьего курса. Окончив университет, я получила два параллельных образования – по праву и финансам. Потому начала работать в банке, и не только по юридической специальности – занималась проектами с платежными системами и дистанционным обучением сотрудников банка. А потом продолжила карьеру в юриспруденции.

Pravotoday:  Почему Вы решили уехать и практиковать в Великобритании?

Мария Хаминич: Изначально Великобритания не входила в мои долгосрочные планы. Я подавала заявку, заработала стипендию от Еврокомиссии и поехала получить степень магистра по праву Европейского Союза в университете Рединга. И уже получив диплом, решила задержаться  и посмотреть, чем живет британский рынок юриспруденции в кризисных условиях. Благо, миграционная политика в то время предоставляла такую возможность.

Pravotoday: Ваша основная специализация – недвижимость. Пригодилась ли она Вам в Британии?

Мария Хаминич: Я бы не сказала, что это только недвижимость. Я довольно много занималась корпоративным правом, договорным. А будучи единственным корпоративным юристом в компании «Амстар Европа», я курировала юридические вопросы самого широкого спектра. В Британии пригодилось все. Я консультирую по довольно широкому кругу вопросов, с некоторыми из актуальных сейчас я работала на заре карьеры, и уже думала, что не буду ими заниматься. Однако, они выглядят довольно интересно в свете запросов местных фирм. Вопросы по недвижимости возникают также, хотя и не так часто, поскольку нормы в этой отрасли права весьма локализированы.

Pravotoday:  Какие карьерные возможности для вчерашнего студента из стран восточной Европы существуют на рынке юридических услуг Англии?

Мария Хаминич: Говоря о рынке юридических услуг Великобритании, необходимо понимать, что и английских юристов здесь довольно много. Потому любому юристу из другого государства необходимо определиться, либо он хочет оказывать услуги, как и английский юрист, консультируя по вопросам английского законодательства, либо он пожелает предложить услугу или сферу, где обычный английский юрист бессилен. В первом случае мы говорим о продолжении обучения и получении квалификации английского юриста, во втором  – о работе с проектами и с компаниями рынков данных государств (в частности, Восточной Европы). Думаю, уважаемому читателю будет интересно, если я чуть подробнее остановлюсь на первом варианте.

Процедура получения английской юридической квалификации включает в себя работу в юридической фирме по «подготовительному» контракту (training contract) подготовку и сдачу квалификационных экзаменов, либо экзамена по Схеме Трансфера для квалифицированных юристов (Qualified Lawyers Transfer Scheme, или QLTS), а также, в определенных случаях, ряда подготовительных экзаменов. Количество и качество сдаваемых экзаменов зависит от государства, гражданином которого является соискатель, а также от его предыдущего профиля и опыта работы. Так, до осени прошлого года по так называемой упрощенной схеме (без дополнительных подготовительных экзаменов) квалификационный экзамен QLTS (тогда он назывался QLTT) имели право сдавать граждане Европейского Союза и еще нескольких стран. С сентября 2010 года экзамен был реорганизован и переименован, а перечень стран, юристы которых имеют право сдавать QLTS при наличии у них определенного статуса и права практиковать в родном государстве, существенно расширен. Грустно и интересно отметить, что в связи с расширением в этот перечень вошла Россия, Украина же в нем до сих пор отсутствует. Для того, чтобы стать уполномоченным практиковать английское право, таким образом, украинскому юристу необходимо пройти курс и сдать экзамен GDL (Graduate Diploma in Law) для «конвертирования» украинского диплома в английский, а после успешной сдачи последнего – курс и экзамен LPC (Legal Practice Course). Каждый из курсов – это один-два года обучения, проводимые в последовательном порядке. После успешной сдачи всех экзаменов данных курсов и проработав два года по training contract в юридической фирме, юрист получает английскую квалификацию. Но еще должен работать минимум пять лет под руководством партнера юридической фирмы либо юриста старшего уровня. После этого юрист может открывать юридическую практику самостоятельно.

Pravotoday:  В Англии существуют две корпорации правозаступников – барристеры и солиситоры. Вы принадлежите к какой-либо из них? Каковы основные отличия между ними?

Мария Хаминич: Как я уже рассказала выше, процесс получения квалификации довольно времязатратный, занимает несколько лет. Я еще не так долго нахожусь в Англии. Сейчас двигаюсь к получению квалификации солиситора. Основное отличие между солиситорами и барристерами испокон веков состояло в том, что солиситоры консультировали клиентов по самому широкому кругу вопросов, работали внутри компаний, однако не имели существенной судебной практики. Их, грубо говоря, можно было бы приравнять к корпоративным юристам. Барристеры же были ближе всего к нашему классическому пониманию адвокатов с функциями ведения дел в судах. Почему были? Сегодня границы между этими двумя видами квалификации все больше размываются. Однако, барристер все еще остается наделенным более существенными правами выступать в суде. Барристеры работают в Высшем суде и Апелляционном суде и являются так называемой адвокатской элитой. В принципе, солиситор имеет сейчас несколько подобные права, но мало кто их использует. В крупной юридической фирме, а порой и при крупной компании с обширным юридическим департаментом вы без труда найдете и тех и других. Практика солиситоров чрезвычайно широка и включает в себя почти весь спектр юридических дел. Судебная специализация и на сегодняшний день больше ассоциируется с барристерами. Сейчас в Великобритании работает более 8 тысяч барристеров, деятельность которых координирует Генеральный совет адвокатуры (General Council of the Bar). Деятельность же солиситоров регулируется иными органами, Управлением по деятельности солиситоров (Solicitors Regulation Authority) и Обществом юристов Англии и Уэльса (Law Society of England and Wales).

Pravotoday:  В центре Лондона по сей день располагаются Инны, так называемые судебные подворья, в которых проживают юристы. Пожалуйста, расскажите подробнее о том, что они из себя представляют?

Мария Хаминич: В Лондоне находятся судебные  Палаты, в которых барристеры работают и проводят заседания. Их четыре: Grays, Middle Temple, Inner Temple and Lincoln's Inn. Барристер должен принадлежать к одной из них. Он работает в Палате, а не в офисе. В основном барристеры работают сами на себя, хотя они могут быть нанятыми солиситорами, а также работать в юридических фирмах, крупных компаниях или публичном секторе. Кроме Лондона такие Палаты находятся в таких городах как Манчестер, Бирмингем, Лидс и Ливерпуль. Большинство Палат специализируется на гражданском или хозяйственном праве. Да, действительно, барристеры могут и проживать в Палатах. Однако, обычно это судьи и королевские адвокаты (Queen’s Counsels или QC).

Pravotoday: В чем состоят сложности практики в стране с прецедентной системой права?

Мария Хаминич: Наверное, в большом количестве прецедентов и порой в весьма абстрактных аргументах в решениях суда. Но это же делает эту практику столь интересной! На самом деле некоторые правовые положения довольно универсальны, хотя, безусловно, достаточно много и норм, присущих данной правовой системе. Но мы никуда не денемся от логики и морали, закладываемой при создании правовых норм, теория права работает в любой стране, и взгляды законника Британии на нормоприменение порой весьма похожи на взгляды нашего юриста. Но необходимо также знать и нюансы правовой системы, чтобы корректно применять законодательство в каждом конкретном случае.

Pravotoday:  Вы имеете опыт юридической деятельности в странах и с англосаксонской, и с романо-германской правовыми системами.  Какая система, на Ваш взгляд, имеет больше преимуществ?

Мария Хаминич: Сложно выбрать предпочтительную систему. Обе имеют свои плюсы и минусы. С одной стороны можно говорить, например, о большом количестве подзаконных нормативных актов в украинском и российском праве, которые должны довольно эффективно отражать все тенденции современных правовых отношений и не допускать «белых пятен» в правовом поле. С другой стороны, прецедентная система также является весьма комплексной, а порой и противоречивой, и от решения отдельного судьи может зависеть, в каком свете будет рассматриваться тот или иной правовой нюанс в последующих подобных делах. Не уверена, что наша судебная система на сегодняшний день готова к такой ответственности.

Pravotoday: Как Вы считаете, придут ли когда-нибудь Россия и Украина к использованию прецедента в качестве одного из основных источников права?

Мария Хаминич: В той или иной степени, вполне возможно. Прецеденты составляют неотъемлемую часть права Европейского Союза. В случае неоднозначного толкования норм Конвенционных положений и Директив государствами-членами последнее слово остается за Европейским Судом, решения которого имеют приоритет перед национальными законодательствами государств-членов. Суд в своих решениях по конкретным делам и растолковывает, как следует применять ту или иную норму права.  Таким образом, даже, например, Германия, классический образчик гражданско-правовой системы, использует прецеденты в своем законодательстве.

Pravotoday: Каковы гарантии адвокатской деятельности в Британии?

Мария Хаминич: Определенные гарантии существуют. Так, некоторое время назад барристеры и судьи имели право неприкосновенности. На сегодняшний день барристер утратил это право и на него можно подать в суд за профессиональную халатность. Неприкосновенность судей означает, что они не могут быть судимы, и эта неприкосновенность может быть упразднена лишь Лорд-канцлером.

Pravotoday:  Правда ли, что барристер не вступает в договорные отношения с клиентом? Как строятся взаимоотношения барристер-клиент?

Мария Хаминич: Да, действительно, барристер  может получать инструкции от другого профессионала, такого как солиситор, бухгалтер или иной консультант в данных вопросах, но никогда от частного лица напрямую. Таким образом, барристеры работают, как правило, через солиситоров, которые готовят и документы для подачи в суд. Кроме того, солиситор отвечает за взаиморасчеты с клиентом и за гарантии поступления оплаты за работу барристера. Таким образом, хотя барристер и работает на клиента, посредником все равно выступает солиситор данного клиента. Эта ситуация, однако, может измениться в будущем, поскольку функции и у солиситоров и у барристеров постепенно расширяются.

Pravotoday: Как устроен рынок юридических услуг Великобритании?  

Мария Хаминич: Правовые услуги в Объединенном королевстве востребованы и предоставляются разными игроками юридического рынка. Во-первых, необходимо отметить, что в Великобритании оперирует большое количество юридических фирм. Самые крупные из них, как британские, так и международные, имеют по нескольку сотен и даже тысяч юристов и офисы не только в Лондоне, но и по всей Британии, и по всему миру. Пятерка крупнейших из них имеет неофициальное название “Magic Circle”. Специализация юридических фирм весьма разнообразна. Вы можете встретить как фирмы типа «все в одном», и крупные и небольшие, так и нишевые фирмы, как правило, средней или малой величины, которые специализируются на конкретных отраслях права. Есть интересные специализации, редкие для Украины. Кроме юридических фирм, это, конечно же, компании, которые имеют свой собственный штат юристов. Крупнейшие из них расположены в бизнес-районах Лондона, таких как City, Canary Wharf. Следует также отметить большое количество юристов, занятых в публичном секторе, а также практикующих самостоятельно. Лондон, традиционно являясь мировым бизнес-центром, весьма открыт для самых разных компаний, сопровождающих юридическую сторону бизнеса. А прочно завоевавшая доверие всего мира судебная система служит лишь дополнительным стимулом обращаться к английскому поверенному.

Pravotoday: Каково отношение к европейскому праву в Британии? В силе ли еще концепция «британской Европы»?

Мария Хаминич: Объединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии является частью Европейского Союза, потому многие нормы права ЕС обязательны к применению в Королевстве, и как уже говорилось выше, как правило, имеют прерогативу над национальным законодательством Великобритании. Показателем тесной взаимосвязи европейского и английского права может служить факт наличия в Брюсселе около полусотни английских солиситорских фирм. Однако, в политическом, культурном и этническом смысле Евросоюз чаще рассматривается с позиции «Европа для Британии», с сохранением явно выраженного индивидуализма и очень консервативным взглядом на евроинтеграционные процессы. Политика «Британской Европы» превалирует над концепцией «Европейской Британии». Само участие Британии в ЕС, например, несколько лет назад было охарактеризовано в предвыборном манифесте лейбористской партии как лидера Европы со стремлением «ее реформирования со своими национальными интересами». Другим ярким примером может послужить факт принятия Британией Европейской Конституции путем подписания ее правительством без проведения заявленного ранее референдума, что вызвало резкую критику в обществе. Великобритания так и не решилась перейти на общеевропейскую валюту, Евро.

Pravotoday:  Что для Вас жизнь в Legal Style?

Мария Хаминич: Открытость и готовность познавать новое, рассматривать проекты, которые предлагает жизнь. Сейчас параллельно с консалтингом работаю над запуском онлайн-проекта - своеобразного информационного подспорья для юристов и иных профессионалов, работающих с правом. Жизнь в юридическом стиле - это постоянная работа над собой и учеба. Учусь всегда. Либо получаю очередное образование (сейчас имею пять дипломов и начала работать над кандидатской диссертацией), либо изучаю новые направления, новые языки. Нельзя останавливаться, необходимо всегда находиться в движении и эволюционировать, ведь мир не ждет!

Pravotoday: Чего Вам больше всего не хватает в Лондоне?

Мария Хаминич: Украины. Глазами обывателя, очень плохо Украина представлена Европе и Великобритании, в частности. В Британии, официально и нет, проживает более ста тысяч украинцев, половина которых находится в Лондоне, однако в сравнении с другими странами «украинский след» почти не виден. Это и в бизнесе, и в культурной представленности государства, и в кадрах. Практически каждый украинец в своем резюме указывает «русский» опыт, чтобы «добирать» хотя бы за счет российского рынка. Реклама Украины как привлекательного назначения для туристов и бизнеса лишь недавно появилась в СМИ (и только на телевидении) в связи с проведением ЕВРО-2012. В банальных сувенирных магазинах вы увидите что-то от самых экзотических и малонаселенных государств, но почти никогда ничего от Украины. У нас богатая страна, красивые люди, интересная история, многогранная культура. Хотелось бы, чтобы мир видел больше этого.


Разговор вела Наталья Докучаева, ответственный редактор Pravotoday

Мария Хаминич. Родилась 20 ноября 1979 года в городе Днепропетровске, Украина. В 2002 году окончила Днепропетровский национальный университет, имеет дипломы специалиста магистра права, а также бакалавра по экономике и специалиста по финансам. В 2009 году получила диплом Магистра по праву Европейского Союза в Университете Рединга, Великобритания. Свою карьеру начала в 2001 году в ПриватБанке. В 2006-2007 годах работала в департаменте по недвижимости адвокатской конторы Коннов и Созановский. С 2008 года сменила роль юриста в юридической фирме на корпоративного юриста американского частного инвестиционного фонда «Амстар Европа».  В 2010 году работала юристом по контракту с фиксированным сроком в Лондонском офисе медиакомпании Виасат, а в начале 2011 года сотрудничала с Оксфордским университетом в связи с исследованием по вопросам миграции украинцев в Великобританию. Ныне проживает и практикует в Лондоне, в сотрудничестве с юридической фирмой JKW Law по вопросам корпоративного права, недвижимости и миграционного права.


* Отдельное спасибо Джону Волмсли (юридическая фирма JKW Law) за помощь с информацией по правовой системе Великобритании.



Комментарии - 0 + добавить комментарий
Если Вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter