укр.укр.
19:59
19 ноября

Мы живем по
киевскому времени

 
Главная / Пресс-центр / Публикации / Юридические публикации / Национальные и международно-правовые проблемы регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности во время вооруженных конфликтов
Пресс-центр

Новости
Календарь событий
Публикации
Юридические публикации
Социальные публикации
Юридический бизнес
Обозрение рынка
Legal Style
Конкурс
Национальные и международно-правовые проблемы регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности во время вооруженных конфликтов

Национальные и международно-правовые проблемы регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности во время вооруженных конфликтов

Дата  03-марта-2016 07:37
На языке оригинала
укр.
Национальные и международно-правовые проблемы регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности во время вооруженных конфликтов
В статье осуществлен анализ особенностей национальных и международно-правовых проблем охраны окружающей среды во время вооруженных конфликтов, а также попытку привлечь внимание зарубежных и отечественных ученых-юристов и практиков к необходимости доктринального исследования и важность решения указанных проблем путем современного нормотворчества и правореалізації. 

Сделан вывод, что масштабность задачи экологического ущерба и скрытые экологические угрозы актуализируют необходимость исследования национальных и международно-правовых проблем правового регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности во время вооруженного конфликта. Авторы доказывают, что такое положение вещей обусловливает поиск новых, новационных форм влияния международных структур, международных норм права и национального законодательства на общественные отношения в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, возникающие в условиях вооруженных конфликтов, и обосновывают свои предложения.

Украина уже второй год существует в условиях вооруженного конфликта в Донецкой и Луганской областях. Ужасные разрушительные последствия любых боевых действий проявляются во всех сферах человеческого бытия и на всех уровнях возможного осознания таких событий – экономической, социальной, идеологической, психологический и прочее. Однако одним из наиболее актуальных, по нашему мнению, уровней негативного воздействия вооруженных конфликтов является влияние на окружающую среду. Масштабность задачи экологического ущерба и скрытые экологические угрозы актуализируют необходимость исследования национальных и международно-правовых проблем правового регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности во время вооруженного конфликта.

Совокупность правовых проблем по охране окружающей среды во время вооруженных конфликтов на научном уровне рассматривались отечественными и зарубежными учеными преимущественно в контексте проблем международно-правового регулирования, в частности в работах О. Задорожного, Н. Медведевой, Н. Соколовой, А. Дмитриева и В. Муравьева и других. Такое направление научной разработки этой тематики вполне можно объяснить, поскольку длительное время вооруженные конфликты в мире имели преимущественно межгосударственный характер и аспект. Украина сегодня оказалась перед необходимостью решения ряда проблем, связанных с преодолением последствий вооруженного конфликта, который на официальном уровне не признается межгосударственным. 

Задачами нашего исследования является не только анализ особенностей национальных и международно-правовых проблем охраны окружающей среды во время вооруженных конфликтов, но и попытка привлечь внимание зарубежных и отечественных ученых-юристов и практиков к необходимости и важности решения указанных проблем.

В течение последнего года Украина столкнулась с новым видом военного конфликта, так называемой гибридной войной – никакого официального объявления о начале военной операции одновременно с использованием вооруженных наемников на территории государства. Указанное обусловливает ряд серьезных экологических рисков, последствия которых могут стать непредсказуемыми. Речь идет о неработающие шахты и, как следствие, – накопление в пустотах взрывоопасных газов, обстрел химических предприятий и потенциальная угроза от них, накопления бытового мусора, который никто не вывозит и тем более не перерабатывает, нехватка социального обеспечения – вот далеко не полный перечень проблем, который по масштабам не меньше Чернобыля, что сейчас надвигаются не только на те территории, что находятся в состоянии войны, но и на всю нашу страну и связанные с планетарным влиянием.

За период вооруженного конфликта в зоне боевых действий на Донбассе в частности пострадало свыше 500 предприятий, от попаданий артиллерии загорелись и взорвались несколько экологически опасных производств, среди которых – Авдеевский и Ясеновский коксохимические заводы, Лисичанский нефтеперерабатывающий и Краматорский станкостроительный заводы, завод по производству взрывчатки в Петровском на Луганщине, Луганская ТЭС подобное.

Так, на Лисичанском нефтеперерабатывающем заводе 2014 года произошел пожар в результате артиллерийского обстрела. Загорелась емкость на 50 тыс. тонн для хранения серы. Постоянно обстреливается Луганская ТЭС, которая находится в городе Счастье. А как известно, на станции есть водород, и если он взорвется – масштабы будут катастрофические. В последнее время объектом постоянных нападений стал Авдеевский коксохимический завод, который является очередной целью завоевателей. 

В то же время непрерывные повреждения линий электропередач в результате артиллерийских обстрелов способствуют отключению оборудования для откачки воды из шахт, что приводит к их затоплению. Шахтные воды создают агрессивную геологическую среду с необратимыми изменениями в гидрологическом режиме территории. То есть, второй Чернобыль не за горами, – предупреждают эксперты. Исследование почв в зоне АТО свидетельствует о значительное содержание тяжелых металлов на месте разрывов снарядов. Так, концентрация титана в пробе почвы на месте разрыва снаряда в 150 раз превышает фоновые показатели. Есть превышение сульфатов в 2,5 раза, а также ванадия, свинца, кадмия. А еще разрушение заповедных территорий, которые ранее поддерживали и без того не лучшее экологическое состояние региона. Так, в пределах зоны АТО содержится 135 природно-заповедных объектов Восточного региона – более трети всего природно-заповедного фонда нашего государства. Среди растений, распространенных там, в Красную книгу Украины занесено 124 вида, к Европейского Красного списка – 36.

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что война перекинулась и на заповедные территории Луганской и Донецкой областей. Боевые действия велись в том числе в пределах Луганского и Украинского степного природных заповедников, национальных парков «Меотиза» и «Святые горы», регионального ландшафтного парка «Донецкий кряж». Пожары повредили участки заказников «Нагольчанський», «Волнухинский», «Белореченский», «Білогорівський», «Песчаный» на Луганщине. При этом наиболее пострадали степные заповедники.

Как свидетельствует изложенное выше, немалая часть степных заповедных участков Украины расположена именно в индустриальном районе – Донбассе, поэтому к гибели этих островков биотического разнообразия степи – один лишь шаг. И это при том, как утверждают специалисты, ни одна из природных зон за последние 150 лет не понесла таких катастрофических изменений, как степная. Подобного первичного ландшафта нигде в Европе не сохранилось.

В конце 2014 года Кабинет Министров Украины обнародовал данные о том, что убытки от войны составили уже на то время огромную сумму – двенадцать миллиардов гривен. В то же время, по мнению специалистов, – это слишком поверхностная ориентировочная и цифра. Ведь речь шла лишь о разрушенную инфраструктуру и тому подобное, не учитывая всех масштабов бедствия. Только в отношении национальных парков сумма убытков по состоянию на то время уже достигло двух миллиардов гривен.

Украина сегодня оказалась в центре продолжения противостояния между глобальными и региональными игроками за установление определенного баланса сил и интересов. Речь идет не только о политическом влиянии в регионе Восточной Европы, но и о доступе к энергоносителям, стратегических природных ресурсов и путей их транспортировки.

Война второй год идет на территории Украины, показала: законы мирного времени во время вооруженного конфликта не работают, более того – в них нет ответа на вопрос, который порождает война, в частности по обеспечению экологической безопасности в деятельности Вооруженных сил Украины на территории, где ведутся военные действия. К тому же как заставить агрессора придерживаться международно-правовых требований по обеспечению экологической безопасности? 

Понятно, что нынешние проблемы национальной безопасности нашего государства, в частности экологической безопасности как ее составляющей, возникли не внезапно и вызваны не только внешним давлением. Разбалансированность и незавершенность реформ системы государственного управления, неэффективность принятия и исполнения решений, прежде всего в сфере безопасности и обороны, а также постепенное обнищание населения, безработица, коррупция и преступность создавали и подпитывали среда для радикализации общественных настроений и протестов. 

До настоящего времени остаются неурегулированными вопросы делимитации и демаркации границ с соседними государствами, прежде всего с Россией. Они используются как элемент давления на Украину. Постоянно существует угроза эскалации «замороженных» конфликтов и возможности возникновения новых вооруженных конфликтов в регионе. Нерешенность конфликтов в государствах Черноморско-Каспийского пространства мешает созданию полноценной системы безопасности: грузинско-русский и украино-российский конфликт практически разрушили действующую модель безопасности и сотрудничества в регионе, образовали зону нестабильности в бассейне Черного моря и тому подобное. 

В то же время выдвижение территориальных претензий, наличие оккупированных территорий, наращивание группировок войск и вооружений близ границ Украины, активизацию разведывательной деятельности специальных служб иностранных государств, а также иностранных организаций против Украины и поддержки сепаратизма предопределяет то, что Вооруженные Силы Украины постепенно восстанавливаются и приобретают боевого опыта. Так, 23 июля 2014 года в Верховной Раде Украины прошли парламентские слушания по теме «Обороноспособность Украины в ХХІ веке: вызовы, угрозы и пути их преодоления». Актуальность проведения таких слушаний обусловлена тем, что борьба Украины за свою независимость, территориальную целостность, суверенитет стала моментом истины в отношениях нашей Родины со государствами мира.

Война на Востоке Украины показала, что наше государство должно иметь адекватную систему защиты от таких глобальных угроз, как война, терроризм, пиратство, незаконная торговля оружием, нелегальная миграция, требуют объединения международных усилий. В то же время она показала, что эффективность деятельности ведущих международных организаций (речь идет о такие международные организации, как ООН, ОБСЕ) в решении мировых проблем сегодня значительно снижена, что приводит к усилению противоречий относительно распределения сфер влияния между ведущими центрами силы. Ситуация в Украине выявила еще одну проблему – под сомнение ставятся и международные договоры и обязательства, взятые одними государствами в отношении других. В то же время военная сила остается важным фактором в достижении политико-экономических целей.

Вполне логично возникает вопрос: есть ли выход и как минимизировать экологические риски в деятельности Вооруженных Сил Украины во время военного конфликта?

Чтобы дать ответ на поставленный вопрос, обратимся к определению понятия «война». Война в энциклопедической литературе определяется как общественно-политическое явление, представляющее собой одну из форм решения средствами вооруженного насилия общественно-политических, экономических, идеологических, территориальных, религиозных противоречий между государствами, народами, нациями, классами, социальными группами. По признакам определяются такие разновидности: гражданская война, партизанская война, ограниченная война, тотальная война, племенная война, «холодная война», расовая, торговая, классовая, бандитская война. Приведенный перечень разновидностей войн, по нашему мнению, сегодня должен быть дополнен. Речь идет в частности о такие войны, как гибридная и клановая. Однако какой бы не была война, накопленный исторический опыт свидетельствует, что за конечным результатом она является механизмом, инструментом борьбы за власть, собственность, территорию, монополию на ресурсы.

Любая война становится практически мировой в смысле воздействия на Землю как планету. Если взглянуть на проблему более широко, то, очевидно, следует признать, что в современных условиях любое, в том числе региональная, война по своей сути превращается в экологическое преступление как против мира, так и против безопасности человечества, в частности против экологической безопасности.

Понятие «безопасность человечества» в отношении экологических составов преступлений («экологическая безопасность человечества») базируется на осознании того, что человечество – неотъемлемая часть природы и полностью зависит от окружающей среды; на признании ограниченности и исчерпаемости природно-ресурсного потенциала Земли и отдельных ее регионов; на определении допустимого максимума изъятия природных ресурсов и изменения экосистем и применение только «екологосумісних» технологий и техники во всех сферах хозяйственной деятельности; на необходимости установления превентивных экологических запретов задолго до экономического исчерпания природных ресурсов или их косвенного разрушения; на понимании того, что без адекватной среды для жизни невозможно сохранение ничего живого, в том числе его видов (включая человека и экосистемы более низкого уровня иерархии). 

Известно, что вооруженные конфликты являются одной из самых серьезных причин ухудшения состояния и деградации окружающей природной среды. В связи с этим согласно Принципу 25 Декларации Рио (1992 г.) проблемы мира, развития и охраны окружающей среды рассматриваются как такие, что находятся во взаимной зависимости. В решении этих проблем важное место отводится международным организациям. Однако сегодня не наблюдается активных действий ни со стороны Европейской природоохранной сообщества, ни организаций ООН – ЮНЕСКО, ЮНЕП, ни других влиятельных международных структур. Проблемы же, которые обнажила война в Украине, свидетельствуют о том, что к их решению необходимо как можно быстрее привлечь международные институты и наработанный ими опыт международно-правового регулирования защиты окружающей среды и обеспечения экологической безопасности.

События, происходящие последний год в Украине, свидетельствуют о том, что невозможно во время вооруженного конфликта говорить о правовое обеспечение экологической безопасности в деятельности Вооруженных Сил, ориентируясь исключительно на нормах национального законодательства. В юридической литературе уже высказывалось мнение, что преступность в сфере экологии можно считать внутригосударственной делом лишь условно: любое посягательство на окружающую среду так или иначе касается всего мирового сообщества, хотя локальные бедствия остаются локальными.

Вооруженные конфликты являются одной из самых серьезных причин ухудшения состояния и деградации окружающей природной среды. Негативное воздействие на окружающую природную среду во время вооруженного конфликта усложняет, а иногда делает невозможным защиту гражданского населения и нарушает важные права человека (в частности право на безопасную для жизни и здоровья окружающую природную среду), уважения к которых требуют в том числе и обычные нормы международного права.

Приведенные примеры значительно повлияли на развитие и формирование международного права, эта проблема последние два десятилетия активно рассматривается на научном и практическом уровнях, ею занимаются многочисленные международные и национальные органы и учреждения, однако ряд проблем остается нерешенной.

Как указано в Докладе Комиссии международного права Генеральной Ассамблеи ООН, влияние на окружающую среду во время вооруженного конфликта и после него может быть долговременным и таким, который невозможно ликвидировать. Такая ситуация может быть препятствием для эффективного восстановления жизнедеятельности общества, приводить к уничтожению неприкосновенных природных уголков или приводить к нарушению в функционировании важных экосистем.

С учетом особенностей реализации международно-правовых норм в отношении охраны окружающей среды, использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности во время вооруженных конфликтов учеными предложено различать три ситуации: «... 1) влияние состояния войны на выполнение сторонами своих обязательств по охране окружающей среды с соответствующими международными договорами; 2) действие договоров в отношении охраны окружающей среды, предназначенных для применения именно в период военных действий; 3) реализация норм об ответственности и санкции за вред окружающей среде, причиненный во время вооруженного конфликта, после завершения состояния войны».

Анализ международно-правовых норм в отношении охраны окружающей среды во время вооруженных конфликтов, по мнению ученых, иллюстрирует, что общепризнанные принципы ведения войны могут служить лишь фундаментом для такой защиты и не могут быть применены в реальных военных ситуаций, связанных с причинением вреда природным объектам, окружающей среде в целом. Специальные природоохранные нормы, будучи неконкретными, так же как и принципы, имеют кроме того ограниченное признание и сферу применения, а потому не могут успешно выполнять защитные функции. Изложенное выше свидетельствует, что действующее право не способно эффективно охранять окружающую среду от разрушения, вызванного вооруженными конфликтами.

Решение проблемы видится в постепенном, при благоприятных условиях, принятии более жестких экологических ограничений в регламентации военных действий. Среди важных мероприятий следует отметить содействие широкому признанию государствами природоохранных норм во время военных конфликтов. Наряду с указанными шагами, первоочередными мерами постепенной экологизации международно-правового регулирования охраны окружающей среды во время вооруженных конфликтов, по мнению ученых, должны быть: 

- распространение, насколько это возможно, действия некоторых положений природоохранных договоров мирного времени на период вооруженных конфликтов;

- усиление действующих договоров или отдельных норм права вооруженных конфликтов (без изменения их текстов) дополнительными соглашениями, которые екологізують основные договоры (нормы);

- заключение специального договора в отношении защиты окружающей среды в период вооруженных конфликтов и внесение поправок в действующие договоры.

Так, украинские ученые В. Задорожный и М. Медведева, анализируя проблемы охраны окружающей среды во время вооруженных конфликтов в доктрине международного права и на уровне норм, закрепленных в международных соглашениях различного отраслевого направления, предлагают выделять три группы норм: нормы обычного международного гуманитарного права, нормы договорного международного гуманитарного права и нормы международных экологических соглашений и актов рекомендательного характера в сфере охраны окружающей среды, использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности.

Среди норм обычного международного гуманитарного права, которые имеют направление на охрану окружающей среды во время вооруженных конфликтов, предлагается рассматривать основные принципы международного гуманитарного права, которые имеют силу обычая:

«...1) принцип военной необходимости – комбатант может применять любые средства и способы ведения военных действий, необходимые для покорения противника, однако при условии, что такие методы не запрещены правом войны. Указанный принцип нашел отражение в Санкт-Петербургской декларации 1868 года, IV Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года...»;

«...2) принцип пропорциональности – запрещает методы ведения военных действий, способные привести к случайной гибели гражданского населения или ранения гражданских лиц, ущерба гражданским объектам или наступление таких последствий, которые были бы неоправданными по сравнению с ожидаемым конкретным и непосредственным военным преимуществом...»;

«...3) принцип гуманности или оговорка Мартенса – население и воюющие стороны находятся под защитой принципов международного права, вытекающих из установившихся обычаев между цивилизованными нациями, законов человечности и общественного сознания». Речь идет о положение, внесенное Ф. Мартенсом Преамбулы Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1899 года. Оговорка внесена в ряд международных конвенций, в частности Конвенции о запрещении некоторых видов обычного оружия 1980 года, на него ссылается Международный суд ООН во время подготовки Консультативного заключения 1996 г. относительно законности угрозы ядерного оружия или его применения.

После войны в Персидском заливе Международный Комитет Красного Креста и Генеральная Ассамблея ООН проголосовали о применении оговорки Мартенса к защите окружающей среды во время вооруженных конфликтов. Кроме того, Международный Комитет Красного Креста выступает за применение принципа предосторожности к защите окружающей среды во время вооруженных конфликтов;

«...4) принцип непричинения лишних и чрезмерных страданий, закрепленный в Санкт-Петербургской декларации 1868 года и Гаагском положении 1899 года, в равной степени касается и защиты окружающей среды во время вооруженных конфликтов».

В рамках договорного международного гуманитарного права в современных условиях есть ряд положений международных договоров, которые непосредственно или опосредованно направлены на защиту окружающей среды во время вооруженных конфликтов. Рассмотрим некоторые из них. Речь идет в частности об Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 г. и Дополнительный протокол к Женевским конвенциям, касающимся защиты жертв международных вооруженных конфликтов от 8 июня 1977 г., который содержит нормы, непосредственно направленные на охрану окружающей среды во время вооруженных конфликтов. Согласно статье 35 Дополнительного протокола i запрещается применять методы и способы ведения военных действий, которые имеют целью причинить или, как ожидается, причиняют значительный, долговременный и серьезный ущерб природной среде. Однако статья 55 Дополнительного протокола i содержит несколько отличное положение: 

1) во время ведения военных действий проявляется забота о защите окружающей среды от значительного, долгосрочного и серьезного ущерба. Такая защита предусматривает запрет использования методов и способов ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде и тем самым нанесут ущерб здоровью или выживанию населения; 

2) причинение ущерба природной среде в качестве репрессалий запрещается. 

Анализ приведенных положений позволяет говорить о следующем: статья 35 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям о защите жертв международных вооруженных конфликтов касается применения методов и средств ведения войны, а статья 55 в большей степени направлена на защиту окружающей среды.

Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (далее – Конвенция ЕНМОД) прямо устанавливает ряд обязательств государств: запрещается враждебно использования природной среды, которое имеет широкие, долгосрочные или серьезные последствия в виде средств разрушения, причинения вреда любому другому государству-участнику; требуется не помогать, и не мотивировать любое государство, группу государств, международную организацию к такой деятельности. 

Одновременно следует отметить, что приведенные выше международные документы, в частности Дополнительный протокол И Конвенция ЕНМОД, имеют некоторые расхождения, на которые обращается внимание в научной литературе. Во-первых, Дополнительный протокол И запрещает использовать методы и средства ведения войны, которые могут причинить вред окружающей среде. Конвенция ЕНМОД запрещает враждебное использование окружающей среды в качестве средства ведения войны, то есть преднамеренное управление природными процессами в интересах одной стороны. Во-вторых, целью Дополнительного протокола является защита окружающей среды, при этом вид оружия, который используется, не имеет значения. Конвенция ЕНМОД четко запрещает военное или иное враждебное использование средств воздействия на природную среду. В-третьих, положения Дополнительного протокола И применяются только во время вооруженных конфликтов, а положения Конвенции действуют и в мирное время.

Среди соглашений, которые содержат нормы по охране окружающей среды во время вооруженных конфликтов, следует назвать и Протокол III к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться такими, которые совершают чрезмерных повреждений или имеют неизбирательное действие (1980 года), который запрещает превращать леса или другие виды растительного покрова в объект нападения с применением огнестрельного оружия, за исключением случаев, когда такие природные элементы используются для того, чтобы укрыть, скрыть или замаскировать комбатантов или другие военные объекты, или когда они сами являются военными объектами.

Нормы по охране окружающей среды, содержащиеся в приведенных выше и других конвенциях, в обобщенном системном виде были изложены в подготовленном в 1994 году Международным Комитетом Красного Креста новой редакции Руководящих принципов для военных уставов и инструкций по охраны окружающей природной среды во время вооруженных конфликтов. В вышеупомянутых Руководящих принципах содержатся следующие положения: 

1) общими принципами международного права, применяемые к вооруженным конфликтам, является принцип проведения разграничения между военными и гражданскими объектами и принцип пропорциональности, обеспечивающих охрану окружающей среды;

2) отмечается, что наличие вооруженного конфликта не влияет на обязательства сторон конфликта за международными экологическими соглашениями перед государствами, не принимают участия в конфликте, а также в отношении районов за пределами национальной юрисдикции. В случаях, которые не охватываются нормами международных соглашений, защиту и контроль за состоянием окружающей среды обеспечивается на основе принципов международного права, которые основываются на устоявшихся обычаях, принципах гуманности и требований общественного сознания;

3) неоправданное военной необходимостью уничтожение природной среды нарушает международное гуманитарное право;

4) охрана окружающей природной среды обеспечивается общим запретом уничтожения гражданских объектов, за исключением случаев, когда такое уничтожение было обусловлено военной необходимостью;

5) государства должны принять все необходимые меры, предусмотренные международным правом, с целью предотвращения а) превращению лесов и других видов растительного покрова в объект нападения с применением огнестрельного оружия, за исключением тех случаев, когда такие природные элементы используются для того, чтобы укрыть, скрыть или замаскировать комбатантов или другие военные объекты, или когда они сами являются военными объектами; б) нападения на объекты, необходимые для выживания гражданского населения, такие как запасы продуктов питания, сельскохозяйственные районы, производящие продовольствие, сооружения для снабжения питьевой воды, с целью недопущения их использования гражданским населением; в) нападения на экологически опасные объекты, а именно плотины, дамбы и атомные электростанции, даже в тех случаях, когда такие объекты являются военными объектами, если такое нападение может вызвать высвобождение опасных процессов и сил и повлечь за собой потери среди населения, и тогда, когда на такие установки распространяется специальная защита согласно Дополнительного протокола i к Женевской конвенции; г) нападения на исторические памятники, произведения искусства или места отправления культа, которые являются культурным или духовным наследием народов;

6) запрещается военное или иное враждебное использование средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия. Срок средства воздействия на окружающую среду понимается как любые средства для изменения – путем управления природными процессами – динамики, состава или структуры Земли, включая ее биосферу, литосферу, гидросферу и атмосферу, а также космическое пространство.

Генеральная Ассамблея ООН в своей резолюции А/RES/49/50 «Десятилетие международного права ООН» в 1994 году предложила государствам распространять пересмотренные Руководящие принципы, полученные от Международного Комитета Красного Креста. Этими принципами были определены ряд обязанностей по обеспечению реализации норм по охране окружающей среды в период вооруженного конфликта. Признано, что внутреннее законодательство является одним из основных средств, что обеспечивает на практике реализацию норм международного гуманитарного права, касающихся охраны окружающей среды, использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности во время вооруженного конфликта.

Среди международных экологических соглашений и актов рекомендательного характера в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности можно назвать ряд соглашений и международных деклараций, которые непосредственно закрепляют принципы и нормы по охране окружающей среды во время военных действий и вооруженных конфликтов.

Так, во Всемирной хартии природы, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 28 октября 1982 г., отмечается, что сохранить природу и природные ресурсы невозможно, пока человечество не научится жить в мире и не откажется от войны и производства оружия. Согласно пункта 5 Всемирной хартии природу необходимо защищать от разграбления в результате войны или иных враждебных действий. Кроме того вообще необходимо воздерживаться от действий, которые наносят вред природе (пункт 20).

Стокгольмская декларация 1972 года закрепила положение о том, что человек и окружающая среда должны быть избавлены от использования ядерного и других видов оружия массового уничтожения (принцип 26).

Декларация Рио-де-Жанейро 1992 года в принципе 24 провозгласила, что война неизбежно осуществляет разрушительное воздействие на процесс устойчивого развития. Поэтому государства должны уважать международное право, обеспечивая защиту окружающей среды при возникновении вооруженных конфликтов.

В Повестке дня на ХХІ век отмечается на том, что нужно рассмотреть вопрос о соответствии нормам международного права мер по недопущению масштабного разрушения окружающей среды во время вооруженных конфликтов, при этом принимая во внимание специальные полномочия Международного Комитета Красного Креста.

В статье 88 Конвенции ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 г. отмечается, что открытое море должно резервироваться для мирных целей, что позволяет толковать это положение как запрет на любую военную деятельность в открытом море.

Несмотря на наличие ряда норм международно-правового характера различного уровня по охране окружающей среды во время вооруженных конфликтов, указанная проблема требует дальнейшего сотрудничества государств. 2013 года на своей 68 сессии Комиссия международного права Генеральной Ассамблеи ООН включила тему «Охрана окружающей среды во время вооруженных конфликтов» к долгосрочной программы деятельности Комиссии. Кроме того указанную проблему предлагается рассматривать не через призму отдельных отраслей международного права, гуманитарного, экологического, прав человека, а через призму временных периодов: до начала вооруженного конфликта; во время вооруженного конфликта; после вооруженного конфликта (предметом рассмотрения являются вооруженные конфликты не только международного, но и немеждународного характера).

Анализ норм международно-правового регулирования указанных проблем свидетельствует, что проблема охраны окружающей среды, обеспечения экологической безопасности во время вооруженных конфликтов рассматривается через призму реализации законов войны. Однако в своем Докладе Комиссия международного права Генеральной Ассамблеи ООН (2008 год) пришла к выводу, что указанный подход достаточно сужен. Это положение нашло свое отражение в текстах проектов статей о последствиях вооруженных конфликтов для международных договоров, принятых Комиссией международного права в первом чтении. Согласно статье 3 Проекта статей возникновение вооруженного конфликта не обязательно прекращает или приостанавливает действие международных договоров между государствами-участниками вооруженного конфликта и государством-участником вооруженного конфликта и третьими государствами. В статье 5 Проекта статей содержится такое положение: если из предмета договора следует, что они продолжают действовать в условиях вооруженного конфликта, то его возникновение не влияет на действие данных договоров. Приведенные положения, по нашему мнению, в полной мере могут быть применены и в отношении действия международных экологических соглашений.

Исследование комплекса вопросов охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности во время вооруженных конфликтов и международно-правового опыта реализации норм международных соглашений, в частности и экологических, а также деятельности международных организаций и институтов в отношении указанных проблем побуждает авторов статьи к весьма критическим выводам. Во-первых, есть необходимость еще раз обратить внимание на низкий уровень эффективности международно-правовых средств в вопросах преодоления как вооруженных конфликтов, так и в вопросах обеспечения экологической безопасности и охраны окружающей среды во время таких конфликтов.

Во-вторых, имеющиеся организационно-институциональные формы межгосударственного сотрудничества в случае возникновения вооруженного конфликта, а тем более в случае выявления экологических угроз, спровоцированных вооруженным конфликтом, оказываются не способными не только создать условия для достижения договоренностей, но и зачастую дискредитируют себя в этих вопросах своим бездействием.

Такое положение вещей, по нашему мнению, обусловливает поиск новых, новационных форм влияния международных структур и международных норм права на общественные отношения, в нашем случае – на отношения по обеспечению экологической безопасности, возникающих в условиях вооруженных конфликтов.

Среди последних предложений, предложенных отечественными учеными, привлекает внимание предложение мировой общественности с целью решения глобальных экологических проблем создать международную «экологическую столицу». Для обоснования такого предложения специалисты предлагают обратиться к имеющегося международного опыта. В частности известно, что Финляндия создала себе столицу прав человека и Гельсінгської соглашения, а Нидерланды – столицу мирового правосудия и Гаагского суда. Как подчеркивается в глобальном сообществе столицами стали не географические населенные пункты, которые получили административные полномочия, а нации, которые взвалили на себя социальное бремя выполнения определенных функций по организации и координации жизни глобального пространства.

Функциональная экологическая столица предлагается быть определена как территориальное образование, на котором формируется человеческий потенциал и необходимая инфраструктура для управления (координации) усилий мирового сообщества по осуществлению определенной общественно истребованной функции, в данном случае – экологической (охраны окружающей среды, обеспечения экологической безопасности), в частности в условиях вооруженных конфликтов.

Официальной целью формирования функциональной экологической столицы в определенной географической точке (например, в Украине) признается необходимость координации усилий и действий отдельных международных структур и групп по выполнению экологической функции, что связана с обеспечением устойчивого развития, особенно в условиях военных конфликтов.

Следует согласиться с тем, что условием и неизбежным этапом формирования функциональной экологической столицы, в частности в Украине, может стать «раскрутка», во-первых, осознание общественной необходимости такой социальной функции, во-вторых, «бренда» (имиджа) территории Украины, где сегодня продолжается вооруженный конфликт.

По нашему мнению, следует согласиться с тем, что Украина имеет безусловное право стать экологической столицей мира, хотя бы и на том основании, что почти 30 лет назад она эти права выстрадала, обуздав первую глобальную катастрофу планетарного масштаба – Чернобыльскую, а сегодня переживает едва ли не более жесткую катастрофу – вооруженный конфликт.

Прошлое неуправляемое – и предотвратить Чернобыльскую катастрофу, так же как и вооруженный конфликт уже произошел и продолжается в настоящее время, никому не под силу. Однако Украина имеет все возможности с максимальной пользой для себя использовать информационный багаж вооруженного конфликта, который продолжается на ее территории, а также Чернобылю, который сделал Украину за один день известна без преувеличения во всем мире, создал ей (выражаясь профессиональным языком PR-менеджеров) 100-процентный маркетинговый бренд.

Вопрос «экологической столицы» – чрезвычайно сложное и серьезное. И ответ на него может быть предоставлена лишь благодаря усилиям специалистов многих как отечественных, так и международных наук и практик. Однако в основу его формирования должен быть положен прежде всего такой фактор, как воля государства, а точнее – высшего руководства государства, в частности в лице Президента Украины, который мог бы, по нашему мнению, выступить с такой инициативой на одном из международных саммитов.

Важнейшие функции, координацию которых могла бы взять на себя будущая экологическая столица, – это организационные, правовые, научная и просветительская, экологическая и тому подобное. Схематически они могут быть представлены следующим образом: 1) организационные: на сегодня два офиса ЮНЕП (программы ООН по окружающей среде) расквартированы в Найроби, Кении (Всемирный офис) и в Женеве (Европейский офис). Украина могла бы предложить сформировать на ее территории, скажем, Совет по науке и образования в области экологии; 2) правовые: известно, что прецедент Украина уже создала, успешно проведя в г. Киеве (май 2003 г.) экологический саммит, на котором был подписан ряд соглашений в сфере охраны окружающей природной среды; 3) научная и образовательная: координация указанных функций предполагает организацию и проведение научных конференций; создание условий для работы постоянных и временных комиссий и комитетов (советов); инициирование отдельных программ в области образования; лидерство в подготовке учебной литературы, а также рекомендаций и стандартов их подготовки и тому подобное; 4) экологические: предусматривают необходимость наработки в современных условиях новейших международных документов, нормы которых обязывали бы мировое сообщество к обеспечению экологической безопасности во время вооруженных конфликтов. Последнее чрезвычайно актуально для всего мирового сообщества.

Понимаем, что изложенные предложения в сегодняшних условиях и ситуации в Украине могут показаться не совсем своевременными, однако, по нашему мнению, необходимость решить существующий вооруженный конфликт и обеспечить экологическую безопасность в этой ситуации никоим образом не должно лишить нас способности планировать и прогнозировать наше будущее и будущее нашего государства в условиях мира, безопасности и стабильности.



Источник: http://applaw.knu.ua/
Комментарии - 0 + добавить комментарий
Если Вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter