укр.укр.
05:01
28 июня

Мы живем по
киевскому времени

 
Главная / Пресс-центр / Публикации / Социальные публикации / «Держит банко миллионо и плеванто на законо», Или борьба за «крымские» вклады
Пресс-центр

Новости
Календарь событий
Публикации
Юридические публикации
Социальные публикации
Юридический бизнес
Обозрение рынка
Legal Style
Конкурс
«Держит банко миллионо и плеванто на законо», Или борьба за «крымские» вклады

«Держит банко миллионо и плеванто на законо», Или борьба за «крымские» вклады

Дата  01-августа-2016 16:55
На языке оригинала
рус.
«Держит банко миллионо и плеванто на законо», Или борьба за «крымские» вклады
Два года назад, после оккупации Крыма, украинские банки прекратили свою деятельность на территории полуострова. Тогда многие «крымские» вкладчики украинских банков без особых трудностей разрешили свои депозитные вопросы, переведя сбережения на обслуживание в отделения на материковую часть Украины, либо сняв доверенные им средства.Практически единственным банком, отказавшимся идти навстречу своим клиентам, оказался крупнейший банк страны – ПриватБанк. Руководство банка в марте 2014 года приняло решение о блокировании счетов, которые открывались и обслуживались отделениями на полуострове. Так в одночасье был прекращен доступ и остановлены любые операции по депозитным, текущим, социальным счетам физических и юридических лиц – «крымских» клиентов банка.

Стоит объяснить, почему слово «крымские» клиенты мы употребляем в кавычках. Дело в том, что заблокированные счета не принадлежали исключительно жителям крымского полуострова. Помимо крымчан пострадавшими оказались сотни вкладчиков, которые формально открывали счета или просто продлевали свои депозиты, пребывая на полуострове. Среди них масса украинских граждан, постоянно проживающих в других регионах Украины, а также ряд граждан иностранных государств. Добавлю также, что все выводы в этой статье автор делает на основании конкретных историй из практики обращений в Совет по вопросам прав потребителей финансовых услуг, а также изучения иной судебной практики.

Итак, и два с половиной года после аннексии Крыма Приватбанк, не приводя ни одного веского юридического аргумента, отказывается разблокировать "крымские" счета, сознательно нарушая право тысяч клиентов по первому требованию вывести из банка свои деньги, чем ставит в патовое положение собственников злосчастных счетов.

Ситуация  серьезно отягощена и социальным фактором. Многие вкладчики, вынужденные в корне изменить свой привычный быт и регион проживания, ставшие внутренне перемещенными лицами, попросту лишились средств, так необходимых для обустройства на новых местах, содержания семей, банального выживания. Нельзя обойти вниманием и то, что среди заблокированных оказались и счета, открытые для аккумулирования благотворительных средств на лечение тяжелобольных, включая онкобольных детей, у которых не осталось времени даже на прохождение нескольких судебных инстанций. Они сегодня остались один на один со своей бедой, но украинское государство обходит эту беду молчанием, тем самым потворствуя беззаконию, которое открыто творится крупнейшим банком страны.

Хотя случай возвращения средств на лечение все же есть, пускай и один. Речь о ситуации с маленькой дочерью героя Украины Максима Ефремова, деньги на лечение которой также собирались всем миром на «крымский» карточный счет в ПриватБанке. Под давлением правозащитников и прессы банк вернул семье девочки деньги, собранные на ее лечение. Во всех остальных нам известных тысячах случаев стена непонимания становится только выше.

«Правовая» позиция ПриватБанка за прошедшие два года существенно эволюционировала. Изначально банк уверял клиентов, что причиной блокировки счетов является «правовая неопределенность», в которой оказался крымский полуостров, после устранения которой все вернется на круги своя. Затем банк сообщал клиентам о том, что их счета будут разблокированы после предъявления в банк справки о регистрации клиента, хотя бы временной, на материке. К слову, большинство клиентов, несмотря на абсолютную безосновательность этого требования с точки зрения закона, получили такие справки и предъявили их в банк. Однако ничего не добились этим, ведь банк уже приготовил новую аргументацию своих действий, заявив, что в связи с тем, что имущество банка в Крыму украдено оккупантами, банк никому ничего не отдаст до тех пор, пока не взыщет с Российской Федерации два млрд. долларов США убытков в международных судах, несмотря на то, что, согласно официальной информации самого ПриватБанка, стоимость его крымского имущества составляет всего 203 млн. грн.

Тем временем, в 2014-2016 гг. ПриватБанк получил от НБУ более 26 миллиардов гривен рефинансирования и стабилизационных кредитов, многие из которых имели целевое назначение - «для выполнения банком обязательств перед вкладчиками». К сожалению, крымские вкладчики в эту категорию так не попали.

Как следствие, вкладчики засыпали банк письмами с требованием вернуть депозиты или перевести их обслуживание на материк, но, увы…

Затем начались судебные процессы, в рамках которых ситуация была доведена до абсурда: банк перестал признавать «крымских» вкладчиков своими клиентами. Оказалось, что организация процессов внутри банка (особенно ряд ноу-хау в электронном документообороте) предоставляют ему отличную возможность легко откреститься от клиентов. Выяснилось, что на договорах об открытии счетов нет мокрой печати, а лишь факсимильная. Банковские выписки, подтверждающие наличие средств клиента в банке, также не содержали мокрых печатей и подписей - банк направлял их клиентам по электронной почте. Это не противоречило внутренним правилам банка, но в суде представители банка все равно отказывались от них. В отделениях же выписок с мокрыми печатями не предоставляли, ссылаясь на то, что информацию о счетах клиентов у банка также украли оккупанты. При этом сбои систем в ряде отделений все же предоставили адвокатам Совета возможность получить такие выписки, доказав, что банк "видит" и имеет эту информацию. В отношении сотрудников отделений, заверивших эти выписки, ПриватБанком вскоре были инициированы служебные расследования.

Адвокатам, представляющим вкладчиков, пришлось приложить массу усилий при проведении адвокатских расследований по каждому конкретному делу, чтобы хотя бы опровергнуть надлежащей доказательственной базой заявления банка о том, что вкладчики никогда не были его клиентами. К сожалению, все эти тонкости сильно затягивали продвижение дел по судебным инстанциям, хотя статистически с правовой точки зрения большинство судебных процессов оканчивалось победой вкладчиков. Как видится, на юристов банка была возложена задача банального затягивания процесса, не имеющего под собой никаких правовых оснований.

В ходе противостояния отдельных адвокатов огромному юридическому департаменту банка появилась идея о создании Общественной организации «Совет по вопросам защиты прав потребителей финансовых услуг», которая была зарегистрирована осенью 2014 года. В настоящее время Совет осуществляет функцию общественного контроля за ситуацией с «крымскими» вкладами, коммуницирует с государственными органами, мониторит судебную практику по таким делам, а также консультирует вкладчиков по отдельным вопросам стратегии судов с банком.

Спустя два года многие вкладчики, рискнувшие судиться с банком, одолели три судебные инстанции, дойдя до долгожданной стадии принудительного взыскания посредством исполнительной службы. Но на этом их мытарства не окончились, а больше того - начались новые…

Очертились болезненные проблемы исполнительного производства по делам о «крымских вкладах» - пробелы в законодательстве, коррумпированность судей и других чиновников, вовлеченных в процесс исполнения решений, а также игнорирование, вплоть до полного отрицания проблемы высшими должностными лицами страны. Ниже мы подробно остановимся на некоторых из них.

Итак, как известно, правовое регулирование исполнения судебного решения осуществляется нормами Закона Украины «Об исполнительном производстве». В последние два года значительно увеличилось количество решений судебных органов, подлежащих исполнению на основании исполнительного документа, и где было четко установлено, что спор возник вследствие невозврата банком средств по депозитному договору в долларах США (или другой иностранной валюте). Теоретически, в соответствии с ч. 3 ст. 53 Закона, в случае исчисления суммы долга в иностранной валюте государственный исполнитель должен взыскать эти средства на валютный счет органа ГИС для их дальнейшего перечисления взыскателю. Это идеальный случай, который, впрочем, трудно достижим, ведь с момента обнаружения средств до времени предъявления требования государственного исполнителя, денежные средства могут быть выведены из банка.

Если выявлены средства в гривне или другой валюте у самого должника, государственный исполнитель дает указание приобрести соответствующую валюту взыскания. Проблемой этого этапа является то, что финансовое учреждение, которое сохраняет средства должника, может не иметь права на проведение операций с иностранной валютой на внутреннем валютном рынке. Также проблемой является то, что исполнитель по сути ч.3 ст. 53 Закона, не имеет права давать указание именно должнику (или дополнительно должнику, ведь диспозиция статьи не содержит информации, кому именно должен давать указание исполнитель), в случае обнаружения у него денежных средств, приобрести валюту взыскания.

По закону государственный исполнитель перед тем, как арестовать счета в банке, должен установить объём средств, находящихся на том или ином счете. Он направляет соответствующий запрос в банк, дабы установить, что на счету имеются средства, достаточные для осуществления взыскания по тому или иному вкладчику. Банк предоставляет такую информацию госисполнителю, но пока последний выносит постановление об аресте денег и оформляет платежки, банк все средства переводит на другой счет и взыскивать с него уже нечего. И так раз за разом.

Заметим, что в 90 % известных Совету случаев взысканием средств с ПриватБанка занимается исполнительная служба Октябрьского района г. Днепропетровска – района, в котором расположен главный офис банка. К сожалению, по наблюдениям членов Совета и ряда адвокатов, осуществляющих сопровождение дел о «крымских» вкладах, сотрудники данной исполнительной службы всеми возможными и невозможными способами пытаются затянуть процесс взыскания, что выглядит неслучайным.

Коррупционный след, на наш взгляд, просматривается и в действиях отдельных судей Индустриального районного суда г. Днепропетровска, один из которых за текущий год по обращению ПриватаБанка вынес три идентичных судебных решения, запрещающих исполнительной службе взыскивать средства с банка. Судья аргументировал вынесенное решение тем, что данные действия могут поставить под удар деловую репутацию ПриватаБанка и помешать ему должным образом обслуживать его клиентов.

С юридической точки зрения этими решениями были нарушены права сотен взыскателей в сводном исполнительном производстве, которое находится на исполнении в том же Октябрьском ГИС, ведь принудительное исполнение решений суда, вступивших в законную силу, является неотъемлемой частью права на справедливый суд. В этой ситуации один судья своими неправомерными решениями остановил исполнение в отношении должника - ПриватБанка всех исполнительных документов, находящихся в органах ГИС Украины. Действия судьи имеют очевидные признаки противоправности, и наносят вред взыскателям, которые лишены права получить причитающиеся им средства, присужденные им решениями судов, вступивших в законную силу, по которым были выданы судебные листы и открыто исполнительное производство.

По информации Совета по вопросам защиты прав потребителей финансовых услуг, на июль 2016 года в сводном исполнительном производстве Октябрьского ГИС находится более 400 исполнительных производств по взысканию «крымских» депозитов на общую сумму более 140 миллионов гривен. В состав сводного исполнительного производства еженедельно присоединяются исполнительные производства, которые относятся к третьей, четвертой, пятой очереди удовлетворения требований взыскателей.

На сегодня два из указанных выше решений суда отменены в апелляционной инстанции. Осталось отменить еще одно. Адвокаты Совета ведут активную работу над этим вопросом. Кроме того, Прокуратура Днепропетровской области сообщила о приобщении копий решений данного судьи, переданных правоохранителям представителями Совета, к уголовному производству по факту вынесения судьей заведомо неправосудного решения. Санкция вменяемой ему статьи предусматривает от 8 до 10 лет лишения свободы.

Более того, решениями того же судьи НБУ также запрещено притрагиваться к деньгам ПриватБанка, которые находятся на корреспондентских счетах регулятора. Но НБУ даже не думает обжаловать эти противозаконные решения. Не спешит их обжаловать и Октябрьская ГИС, сотрудники которой хоть и обращаются в суд, но, в лучшем случае, месяца через два после вынесения обжалуемых решений. За госструктуры это вынуждены делать адвокаты «крымских» вкладчиков, которые и отменили два из трех решений судьи-коррупционера. Но это не панацея. Ведь после отмены решений этого судьи ПриватБанку ничто не помешает положиться  на другого «дружественного» судью, который одним росчерком пера застопорит взыскание месяца на три-четыре, и так до бесконечности…

Самое печальное заключается в том, что о существовании этой проблемы знают все - президент, КМУ, народные депутаты, НБУ, прокуратура и полиция. Так, Нацбанк, прямой обязанностью которого является защита прав вкладчиков всех без исключения банков, ничего не делает, ссылаясь на то, что этот вопрос вне его компетенции. Правоохранители, несмотря на ряд уголовных производств, открытых по делам о «крымских» вкладах, за все время, по нашей информации, даже не опросили ни одного из топ-менеджеров банка, фигурирующих в этих делах. Недавно при НБУ начал функционировать Общественный совет в обновленном составе, который в ближайшее время должен вынести на рассмотрение ситуацию с «крымскими» вкладами.

Пока же НБУ на своем официальном сайте заверяет, что «ПриватБанк является стабильно функционирующим учреждением с профессиональным менеджментом, которое выполняет все обязательства перед клиентами и кредиторами». Однако, говоря о надежности банка, регулятор закрывает глаза на 8 млрд. 215 млн. гривен заблокированных средств «крымских» клиентов банка, которые противоправно используются банком на протяжении двух с половиной лет в своих интересах. Как видится, таким образом банк пытается возместить свои потери от невозвращенных крымских кредитных средств, наказывая ни в чем не повинных людей. Однако не в этом ли и заключается грандиозная афера, преступление против тысяч украинцев и граждан других государств, которое разворачивается в центре страны, амбициозно стремящейся в правовую Европу?

 
Комментарии - 0 + добавить комментарий
Если Вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter